Одежда с системой ценностей

12 мая 2017 года
Основатель Infundibulum Илья Варегин рассказал FRESHBLOOD о том, как создавалась коллекция SS17 Clan

FRESHBLOOD: Чему посвящена новая коллекция Infundibulum Clan?

ИЛЬЯ ВАРЕГИН: Основой этой коллекции является базовая для человеческого сознания дихотомия «свой-чужой». Определение принадлежности человека к той или иной социокультурной группе, общественному классу, к определенной территориальной общности является одной из основных и древнейших функций одежды. Важную роль одежда всегда играла на поле боя — противники отличали друг друга по цветам военной формы. В наши дни эта функция сохраняет свою актуальность в спортивной и военной форме, в субкультурах. Есть также статусная одежда, которая наряду с техникой, часами, автомобилями показывает принадлежность носителя к более высокому общественному классу.

Одной из наших сверхзадач, как марки концептуальной одежды, является формирование и популяризация определенной системы ценностей, и, как следствие, создание общности людей, объединенных этой системой. Это не только одежда, но и образ жизни, образ мышления. Мы сами исповедуем эту философию и вкладываем ее в наши вещи. Это проявляется в том, какие материалы мы используем, как устроено производство, каким образом создается каждый элемент. И фактически эту же систему ценностей мы стараемся популяризировать через нашу одежду.

FB: А что это за ценности?

ИВ: Мы придерживаемся философской концепции аскетического гедонизма. Наш девиз — меньше вещей, больше удовольствия. Для того, чтобы получать удовольствие от жизни, человеку не нужно иметь много принадлежащих ему предметов, вещей, чего угодно. Но это не аскетизм и не минимализм. Мало — еще не значит хорошо. Должно быть мало, но круто. Поэтому вторая составляющая здесь — гедонизм. Классические гедонисты считали, что все человеческое существование направлено на получение удовольствия. Плотского, в первую очередь. Мы скорее исповедуем радость бытия в широком смысле, гедонизм в нашем понимании — это радость от всего происходящего. Если же переводить это в плоскость материальных вещей, то вы можете, скажем, купить всего одну вещь за год, но это будет очень хорошая вещь, которая отвечает максимально строгим стандартам качества, она лучше выполняет свои функции, дольше прослужит. И в результате вы получите от нее намного больше удовольствия.

FB: Эти ценности касаются только одежды?

ИВ: Нет, самых разных аспектов жизни. Человек может жить в небольшой квартире не потому, что у него нет возможности снять большую, а потому что он находит ценность в том, чтобы больше путешествовать. Ему не нужно много места для жизни — у него мало места, но много жизни. То же касается и материальной, и духовной пищи. Не стоит есть некачественные и невкусные продукты. Равно как и не стоит тратить время на культурный мусор — читать трешовую литературу, смотреть плохое кино. Не надо забивать свою культурную жизнь низкосортным массовым продуктом. Нужно быть избирательными.

Человек, который придерживается таких жизненных принципов — это наш идеальный потребитель. Это те люди, для которых нам особенно приятно работать. Они являются для нас «своими». Нам приятно думать, что люди, которые носят нашу одежду, автоматически примыкают к сообществу аскетических гедонистов — не только как потребители нашей марки, но и как носителей наших ценностей.

FB: Давайте вернемся к коллекции. Расскажите подробнее о материалах.

ИВ: В этой коллекции мы впервые используем фурнитуру, созданную специально для нас. Все пуговицы изготовлены на заказ из кости и твердого дерева. Большая часть тканей также была создана специально для нас. Так полосатые ткани полностью повторят русские этнографические образцы. Яркий синий цвет в коллекции — имитация натурального крашения, это также отсылка к русской традиционной одежде конца 19 века. Кроме того, для этой коллекции дружественной нам мастерской Tint была создана отдельная коллекция шарфов и шейных платков, окрашенных различными натуральными материалами — корнями и стеблями растений, корой, ягодами.

FB: Один из лукбуков коллекции Clan напоминает скорее концепт-арт к компьютерной игре или фильму. Как он появился?

ИВ: Размышляя на тему «своих и чужих» мы искали узнаваемый пример сообщества, в котором такое противопоставление было бы ярко выражено. Кроме того, при создании этой коллекции мы обращались к европейской и русской рабочей одежде конца 19 - начала 20 века. Так в коллекции возникла тема городских банд. По сути, каждый комплект соотносится с определенной ролью, определенным положением в такой абстрактной иерархической структуре, в абстрактной банде. Во многом, конечно, это игровая история. Это очень близко к компьютерным играм, где часто формируется команда персонажей, которые вместе идут выполнять задание, и у каждого есть своя роль и своя функция.

Так совпало, что в то же время мы познакомились с известным французским концепт-художником Тома Дюбье. Он работает в очень необычной технике. Это такой сложный цифровой коллаж. Многие предметы фотографируются отдельно, потом комбинируются и обрабатываются так, чтобы казалось, что вся снято одним кадром. Не всегда понятно в его работах что нарисовано, а что сфотографировано. Именно таким образом был создан этот лукбук. Очевидно, что-то Тома добавил от себя. Например, там явно появилась аллюзия на гражданскую войну в Америке. Видимо, Тома интерпретировал синий и серый цвета в коллекции как цвета формы северян и южан соответственно. В любом случае, это история про своих и чужих, так что такой символизм тоже уместен. Интересно, что когда мы обратились к Тома с вопросом, на каких условиях он готов был бы поработать над этим проектом, он ответил, что ему так нравятся наши вещи, что он готов сделать все на добровольных началах. Ему захотелось поучаствовать в жизни нашей марки, и это было очень приятно. Хочется верить, что в лице Тома мы нашли еще одного сторонника наших принципов, еще одного «своего».

Фото: Саша Качкаев
Постпродакшн: Thomas Dubief
Модели: Leon Crayfish, Denis Mihailovich, Владимир Яцыненко

Другие новости