WYRD

23 июня 2015 года
5 июня в студии FreshBlood состоялась презентация новой коллекции марки одежды Infundibulum. Мы задали несколько вопросов о коллекции дизайнеру бренда Илье Варегину.
  • Новая коллекция Infundibulum  называется WYRD, что означает это слово?
  • Староанглийское слово "wyrd" происходит от древненорвежского слова "Urd", которое означает судьбу. Одновременно в рунической системе вирд это чистая руна, на которой ничего не изображено. Это символ непознаваемого. Словом «вирд» называли некую абстрактную силу, которая, с одной стороны, является духом хаоса, то есть обладает разрушительным свойством, а с другой стороны, отвечает за перемены, управляет происходящим, то есть является одновременно созидательным началом. У каждого человека есть свой вирд, иными словами своя судьба, свой путь. Можно провести аналогию с нитью, за которой следует человек, как Тесей в античной легенде о лабиринте Минотавра. Человек идет за своей нитью, практически на ощупь, и периодически она переплетается с нитями других людей. 
  • Получается, новая коллекция посвящена концепции фатума?
  • Коллекция WYRD ― это, прежде всего, обращение к мистической функции одежды. Эта функция едва ли не более древняя, чем практическая ― согревать, защищать от ветра, дождя и так далее. Человек пытался защитить себя не только от реальной опасности, которой подвергали его природные условия, но и от сил мистического мира. Для того чтобы уберечь себя от злых сил и привлечь внимание добрых, люди использовали различные амулеты, талисманы, наносили орнаменты на кожу и на одежду. Мистическая функция сохранялась в одежде вплоть до начала ХХ века ― речь в первую очередь о традиционной, деревенской одежде. Из очевидного ― это орнаменты и различные декоративные элементы. Но магические особенности могли придавать одежде также различные другие факторы: сама форма одежды, ее цвет, характер обработок, материал, из которого она изготовлена. Например, ткань выдерживали на солнце не только для того чтобы отбелить ее, но и чтобы она впитала энергию солнца.
  • Каким образом эта идея была воплощена в коллекции?
  • Главным образом мы экспериментировали с материалом. В коллекции используются только натуральные материалы ― лен, шелк, хлопок, дерево и кожа. Часть нашей ткани окрашена вручную натуральными растительными красителями, часть сварена в морской воде. И тот, и другой метод с древности применялся для придания магических свойств одежде. Некоторые вещи в коллекции окрашены крушиной в желтый цвет, который сам по себе несет сильную символическую нагрузку, хотя он по-разному трактовался в разных культурах. Например, у скандинавов он ассоциировался с жизнью в ее течении и изменении. В христианской культуре желтый ― это смерть, измена, предательство. Иуду всегда изображали в желтых одеждах, в желтое же одевали еретиков перед сожжением. А в буддизме желтый отвечает за перемены.
  • Предыдущая коллекция ― Dust ― посвящена тому, какой могла бы быть одежда, если бы ее эволюция пошла по другому пути. В новой коллекции есть подобные эксперименты с альтернативной историей костюма?
  • Сейчас для нас это общий путь развития бренда, это часть его ДНК. Именно так мы работаем с кроем. Все наши конструкции ― это эксперимент с возвратом к утерянным или упраздненным принципам в создании одежды. Имея в голове некий визуальный образ, например, пиджака, мы создаем его заново, используя методы, которые бытовали до начала массового производства одежды. Часто – используя их по собственным правилам.
  • Значит, в коллекции WYRD также присутствуют традиционные элементы?
  • Во многом это коллекция о традиционной русской мужской одежде, как деревенской, так и городской. В основе некоторых моделей крой, характерный для вполне конкретных элементов одежды конца XIX-го века. Так вещь, которая называется в коллекции пыльником, правильно было бы назвать армяком или зипуном. По конструкции это именно зипун, только несколько укороченный по сравнению с традиционным вариантом. Для нас также всегда важна функциональность и удобство одежды, поэтому в этой коллекции мы также ориентируемся на русскую традиционную одежду паломников, которые перемещались очень много, зачастую пешком, на огромные расстояния, могли ночевать на голой земле и часто имели всего один комплект одежды.
  • Обращение к русской традиционной одежде как-то связано с трендом, который наблюдался на последних московских показах? Некоторые отечественные дизайнеры, явно подхваченные волной всеобщего ура-патриотизма, в последнее время активно эксплуатируют русскую тему.
  • В нашем случае это попытка работать в том же ключе, что и многие дизайнеры в Азии, в восточной Европе, в Великобритании. Там дизайнеры часто работают с традиционным материалом, чего на самом деле не происходит у нас. А то, что происходит, воплощается на очень невысоком уровне. Ура-патриотические явления в современной российской моде не имеют ничего общего с традицией. Они абсолютно постмодернистские по своей сути. Работающие в подобном ключе дизайнеры зачастую используют не изначальный материал, а материал уже переработанный, опошленный и испорченный. Так что это не имеет никакого отношения к традиционному костюму, традиционному крою и традиционной эстетике. Это обращение к очень примитивным вещам. Мы старались создавать новую коллекцию без славянофильства и обращались к не самому очевидному, на наш взгляд, материалу, интересному в первую очередь с конструктивной и функциональной точки зрения.
Другие новости