Напоказ

27 февраля 2015 года
В новой статье наш постоянный автор Катя Штерн рассказывает об интересных фильмах «the making of», отображающих всю «кухню» создания одежды.

Продают – разумеется, раскрывая одежду в движении, демонстрируя ее взаимодействие с телом, запуская в голове у зрителя ассоциативную цепочку, словом, все как положено, – не только продуманные fashion-видео. Продают – с посылом «смотрите, как мы умеем, и знайте, за что вы платите» - и короткие фильмы, которые условно можно назвать the making of. Популяризации жанра способствует рост интереса к ремесленной составляющей моды; процесс производства, снятый крупным планом, действует одинаково завораживающе и на клиентов и на коллег-дизайнеров. Оно и логично: кому-то годятся образы, кому-то – творец, обсуждающий органику момента, кому-то нужен ответ на вопросы, где, как, из чего это было сделано, и ловкие руки в кадре.

Приз зрительских симпатий – у грандов, от чьих видео веет десятилетиями фанатичного развития. Ощущение таково, что кардиганы Chanel машины начинают делать сами, поутру, пока на фабрике никого нет. Потом зачем-то появляются люди, наверное, чтобы вырезать горловину на нежном кашемировом полотне. Когда к кардигану приближается некто с ножницами, к горлу подступает тошнота, даже если знаешь, что все закончится хорошо и на месте разреза окажется планка.

Плиссировку для Dior Couture делают, кажется, синхронизированные роботы; однако же нет, это люди, а другие люди, пришивающие цветные полоски на полотно перед плиссировкой, жалуются, что сойдут с ума. Позже результат их мук покажут мрачному, взъерошенному Симонсу.

Четче понять, какой он, ад, позволяют фильмы про платья от Elsa Schiaparelli либо макраме от Valentino:

«Кухонные» съемки весьма помогли относительным дебютантам из Японии, бренду Visvim: в общем-то да, ботинки под тысячу и джинсовые рубашки от пятисот долларов придется как-то оправдывать даже перед нью-йоркскими интеллектуалами – и все это еще на фоне очередного взлета денима, в котором Visvim, прямо скажем, не первые и не единственные.

Схема для внушительного ценника общая – ткани, изготовленные специально для бренда или внутри бренда, плюс окрашивание и доработка (графические элементы, петли, пуговицы) изделий вручную. У Visvim есть козырь – глава предприятия Накамура, практически Ямамото тридцатилетней давности, но в очочках для разницы.

Фото: www.mrporter.com, www.unionlosangeles.com, www.ssense.com

Те, кто ничего не красят и не вышивают ручками, показывают склад и начитывают рэпчик – и ЦА наверняка удовлетворена:

Не менее увлекательно смотреть, как создается «обертка», будь то сценография показа или витрина Barneys: интерьеры Дианы Вриланд для Marc Jacobs Fall/Winter 2015 или манекены-слепки с живых людей для Prada:

Или личный космос Дриса ван Нотена:

В моем любимом the making of видео нет ни строчек, ни окрашиваний, по крайней мере, нет в привычном понимании. Александр МакКуин демонстрировал дух – дух, подскальзывающийся в краске, дух, устойчивый к внешнему и павший под напором внутреннего.

Текст подготовила Катя Штерн: выпускница ВМиК МГУ и БВШД, банковский аналитик, журналист, редактор, куратор выставок, постоянный автор журнала "Ателье", дизайнер.

Другие новости